Распространенность нечастого энуреза и ночной энурез в детстве

Ричард Дж. Батлер и Джон Нерон


Скандинавский журнал урологии и нефрологии

ISSN: 0036-5599 (Print) 1651-2065 (Online) Journal homepage: http://www.tandfonline.com/loi/isju19

  Цитировать эту статью: Ричард Дж. Батлер и Джон Нерон (2008) Распространенность нечастого энуреза и ночной энурез в детстве, Скандинавский журнал урологии и  нефрологии, 42: 3, 257-264

Ссылка на данную статью: http://dx.doi.org/10.1080/00365590701748054

 

Опубликовано на сайте: 9 июля 2009 года.

Добавить свою статью в этот журнал

Просмотры статьи: 265

Посмотреть связанные статьи

Цитирование статей: 1 просмотр цитирования статей

Полные правила и условия доступа и использования можно найти на сайте

http://www.tandfonline.com/action/journalInformation?journalCode=isju19 

 

Распространенность нечастого энуреза и ночной энурез в детстве

Резюме

Цель. Хотя эпидемиологические исследования в целом свидетельствуют о снижении частоты ночного недержания мочи с возрастом, недавние исследования показывают, что дети с тяжелым ночным энурезом имеют более низкие показатели распространенности, которые сохраняются в подростковом возрасте. Это исследование сообщает показатели распространенности для нечастого энуреза (НчЭ) и ночного энуреза (НЭ) в пяти временных точках детского возраста в большой когорте детей. Материалы и методы. Многолетнее исследование Avon родителей и детей включало когорту из 13 973 детей / близнецов, живых в течение 12 месяцев. Их наблюдали в 54, 65, 78, 91 и 115 месяцев с анкетой по частоте энуреза и другими переменными. Показатели распространенности НчЭ и НЭ были получены из этих измерений с учетом влияния отсутствующих данных, которые использовались для корректировки возможной ошибки потери для наблюдения. Результаты. Общий показатель распространенности энуреза снизился с 30% (54 месяцев) до 9,5% (115 месяцев), будучи наиболее ярко выраженным между 54 и 65 месяцами. Дети с НЭ (мокрые, по крайней мере, два раза в неделю) имели более низкие показатели распространенности во всех возрастных группах, но более вероятно оставались с этой проблемой в течение долгого времени и имели не моносимптоматический  тип энуреза по сравнению с детьми с НчЭ. Выводы. У детей с тяжелой формой энуреза, вероятно, эта проблема сохраняется и имеет более сложную форму (не моносимптоматическую). Результаты обсуждаются в связи с клинической значимостью ранней идентификации.

Ключевые слова: Ночной энурез, нечастое недержание мочи, распространенность, ALSPAC

Переписка: Ричард Дж. Батлер, Отделение клинической психологии, Психиатрическая служба для детей и подростков, «Лидс Праймери Кеа Траст», Ли Хаус, Гэйтвей, Вакхаус Лэйн, Идон, Лидс LS19 7XY, Великобритания. Телефон: 44 0113 3055462. Факс: 44 1943 878475. Электронная почта: richard.butler@leedsmh.nhs.uk  

(Статья поступила 13 августа 2007 года, принята 3 октября 2007 года)

ISSN 0036-5599 print/ISSN 1651-2065 online # 2008 Taylor & Francis

DOI: 10.1080/00365590701748054

Введение

В соответствии с Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам (DSM-IV) ночной энурез (НЭ) определяется как непроизвольное мочеиспускание во время сна, с частотой, как минимум, два раза в неделю, у детей в возрасте > 5 лет в отсутствие врожденных или приобретенных дефектов центральной нервной системы. Могут иметься неблагоприятные психологические последствия, в частности, с точки зрения социального функционирования, эмоциональной стабильности и самосознания, которые особенно заметны при тяжелом и сложном НЭ. Установления контроля мочевого пузыря в детском возрасте является сложным процессом, с участием как созревания нервных путей, так и воздействия окружающей среды, опыта и контекста.

Эпидемиологические исследования свидетельствуют о том, что распространенность энуреза снижается с возрастом, и, как представляется, зависит от культуры. Типичная картина была описана Енг и соавт. в Гонконге, где энурез (определяется как ≥ 1 мокрая ночь в течение 3-х месяцев) был зарегистрирован у 16,1% 5-летних детей, а затеи снижался до 10,1% в 7 лет и до 2,2% к 19 годам. Несмотря на устойчивость этого явления, противоречивость методологии опросов, в частности, с точки зрения определения энуреза, привела к тому, что этот показатель рассматривается с определенной степенью осторожности. Даже в самых последних эпидемиологических исследованиях понятие НЭ варьировалось от > 2 мокрых ночей в неделю до  > 1 мокрой ночи в течение 6-месячного периода. Как и следовало ожидать, значительно более высокие показатели распространенности сообщаются там, где было использовано более снисходительное определение энуреза. Исследования, которые использовали более одного критерия в проведении обследований степени энуреза, четко продемонстрировали, что это так.

Имеется тенденция принимать менее строгие критерии в эпидемиологических исследованиях, чем обычно используются для определения НЭ клинически. Дети явно различаются по частоте недержания, лишь  с небольшой долей недержания каждую ночь, и наибольшей  долей недержания менее одного раза в месяц. Очень редко наблюдается частота «по крайней мере, две мокрых ночи в неделю» (определение DSM-IV для НЭ), которая была использована в эпидемиологических исследованиях. Батлер и соавт. предложили категорию «нечастый энурез» (НчЭ) для тех, кто имеет ночное недержание мочи реже, чем по критериям DSM-IV.

Маленькие дети, большинство из которых, как сообщается, мочатся в кровать, попадают в категорию НчЭ (мокрая ночь менее чем два раза в неделю), в то время как те, у которых имеется НЭ, составляют лишь относительно небольшую часть популяции. Тем не менее, в возрасте от 10 лет, увеличивается доля тех, кто имеет тяжелое ночное недержание мочи,  Енг и соавт. сообщают, что 89,7%  19-летних мочатся в постель  > 3 ночей в неделю. Таким образом, хотя НчЭ составляет основную часть у тех, кто имеет ночное недержание мочи в возрасте до 9 лет, на сегодняшний день большинство тех, кто мочится в постель до подросткового возраста, имеют тяжелое ночное недержание мочи.

Очевидно, что энурез чаще встречается у мальчиков, чем у девочек  до подросткового возраста, когда показатели распространенности эквивалентны. Связанное с ним дневное недержание является относительно распространенным, и эта коморбидность, как сообщается, увеличивается с возрастом и тяжестью энуреза. Тип НЭ редко рассматривается в эпидемиологических исследованиях, хотя более поздние исследования показали, что не моносимптоматические формы учащаются с увеличением тяжести энуреза. Категоризация на моносимптоматический и не моносимптоматический НЭ, на основании отсутствия или наличия дисфункции мочевого пузыря, соответственно, имеет важное значение в клинической практике.

Основная цель данного исследования состояла в том, чтобы определить распространенность НчЭ и НЭ в большой репрезентативной когорте детей, в пяти временных точках от 54 до 115 месяцев. Вторичная цель состояла в том, чтобы исследовать частоту таких переменных, как пол, тип энуреза и связанное с ним дневное ​​недержание по отношению к НчЭ и НЭ.

Материалы и методы

Выборка

Многолетнее исследование Avon родителей и детей (ALSPAC) является продолжающимся исследованием популяции, изучающим влияние широкого спектра экологических и других факторов на здоровье и развитие детей . Беременные женщины, резиденты вышеупомянутой Avon Health Authority, на юго-западе Англии, имевшие предполагаемую дату родов в период с 1 апреля 1991 года до 31 декабря 1992 года, были приглашены принять участие, в результате чего в когорте имелось 14 541 беременность и 13 793 живых ребенка / близнеца в возрасте до 12 месяцев. Основным источником сбора данных была анкета для самостоятельного заполнения в четырех временных точках в течение внутриутробного периода, а затем через регулярные промежутки времени после рождения. Более подробную информацию об исследовании ALSPAC можно найти на сайте: www. lespac.bris.ac.uk.

Репрезентативный характер выборки ALSPAC был исследован путем сравнения с данными Национальной переписи населения 1991 года в отношении матерей с грудными детьми в возрасте <1 года, которые были жителями графства Эйвон. Выборка ALSPAC имела несколько большую долю матерей, которые состояли в браке или сожительстве, были домовладельцами и имели автомобиль в домашнем хозяйстве. Исследование включало меньшую долю матерей из числа представителей этнических меньшинств. Все аспекты исследования были рассмотрены и утверждены с точки зрения нормативных документов Комитетом по этике ALSPAC, который зарегистрирован в качестве Экспертного совета организации. Утверждение было также получено из местных комитетов по этике исследований, которые регулируются Министерством здравоохранения.

Измерения

Вопросы, относящиеся к детскому энурезу, были заданы родителям / опекунам в 15, 24, 38, 54, 65, 78, 91 и 115 месяцев. Данные для текущего анализа были взяты из последних пяти временных точек, где вопросы были сформулированы таким образом, что событие было интерпретировано как необычное, а не как нормальное. В 54 и 65 месяцев ухаживающих лиц попросили указать, как часто ребенок мочится в постель в ночное время, со следующими параметрами: (i) никогда; (ii) случайно – реже одного раза в неделю; (iii) примерно один раз в неделю; (iv) более одного раза в неделю; (v) каждую ночь. В 78, 91 и 115 месяцев варианты были изменены незначительно, следующим образом: (i) никогда; (ii) случайно – реже одного раза в неделю; (iii) примерно один раз в неделю; (iv) от двух до пяти раз в неделю; (v) почти каждую ночь; (vi) более одного раза в сутки.

Ответы были записаны с точки зрения тяжести, согласно тому, что сообщалось о недержании ночью, по крайней мере, два раза в неделю, в соответствии с определением DSM-IV (называемое НЭ), или о недержании менее чем два раза в неделю (называемое НчЭ). Другие вопросы предлагали записать наличие недержания в дневное время и признаки моно- и не моносимптоматического энуреза, с наличием в дневное время неотложных и / или частых позывов (≥10 мочеиспусканий/сут), что позволяет предположить не-моносимптоматический энурез .

Статистическое моделирование

Основной целью было вывести набор оценок распространенности (общую и гендерно-специфическую) для НчЭ и НЭ в возрасте 54, 65, 78, 91 и 115 месяцев. Поскольку ни одна из пяти анкет, предложенных в эти возраста, не достигла показателя 100% ответов, существует вероятность того, что оценка уровня распространенности, полученная по данной анкете, может быть ошибочной и, следовательно, не давать точной оценки распространенности энурез в пределах когорты ALSPAC в целом. Следовательно, были выбраны три различных критерия выборки, и распространенность энуреза оценивалась с использованием каждого по очереди: (1) отдельные выборки, которые ответили на каждый из опросных листов; (2) выборка, которая ответила, по крайней мере, на один из опросных листов; (3) и полная когорта детей/ близнецов, живых в возрасте 1 года.

Поскольку с использованием наблюдаемых данных могут быть оценены только показатели распространенности из выборки 1, был использован метод отсутствующих данных для замещения набора «полных» наборов данных, а затем они были использованы для оценки распространенности энуреза для выборок 2 и 3. Использованной процедурой замещения было мультивариантное замещение цепными уравнениями, смоделированное с использованием процедуры в STATA, известной как ice. Эта процедура выводит уравнения для прогнозирования отсутствующих данных для каждой переменной в свою очередь. Поскольку важно включать переменные, которые связаны с механизмом отсутствующих данных (то есть причина отсутствия ответа) в модели прогнозирования, к набору данных для этой цели был добавлен набор из 18 двоичных переменных, указывающих различные неблагоприятные факторы, с которыми сталкиваются семьи во время беременности. Они распределились следующим образом: раннее рождение детей (мать была подростком на момент первых родов / рождения исследуемого ребенка); адекватность жилья (<1 комнаты на одного человека / семья без крыши над головой); базовые удобства жилья (наличие ванны / душа / туалета в помещении / отопления); жилищные дефекты (плесень / протекающая крыша / паразиты и вредители); образование (отсутствие образования у матери / отца); финансовые трудности (трудно найти деньги на еду / одежду / отопление / аренду или ипотеку / вещи, необходимые для ребенка); статус партнера (наличие партнера); привязанность партнеров (производное от блока вопросов, связанных с привязанностью / агрессией партнера); жестокость партнера (физическая / эмоциональная жестокость партнера по отношению к матери); размер семьи (>3 детей младше 15 лет до рождения исследуемого ребенка); основные семейные проблемы (у матери есть дети, которые не живут с ней / исследуемый ребенок, помещенный в регистр группы риска); психопатология матери (тревога / депрессия / попытки самоубийства); токсикомания (наркотики / алкоголизм); проблема с преступностью и полицией (мать или партнер имеют неприятности с полицией); преступные убеждения (мать была признана виновной в совершении преступления); поддержка партнера (партнер обеспечивает эмоциональную / практическую поддержку); эмоциональная социальная сеть (у матери есть кто-то, с кем можно поделиться своими чувствами и обсудить проблемы); практическая социальная сеть (у матери есть кто-то, чтобы обратиться в трудные времена).

Результаты

Из когорты 13 973 детей (7217 мальчиков, 6756 девочек) данные о том, что дети мочились в кровать в ночное время, по крайней мере, при проведении одного из измерений, были доступны у 10 818 детей. Полные данные родительского отчета из всех пяти измерений были доступны для 5843 детей. Частота ответов по отдельным анкетам распределилась следующим образом: 54 месяца - 9561 (68,4%); 65 месяцев - 8919 (64,9%); 78 месяцев - 8469 (61,4%); 91 месяцев - 8194 (59,4%); и 115 месяцев - 7754 (56,2%). Таблица I показывает, что, как и следовало ожидать, существует тесная взаимосвязь между показателями неблагополучия семьи и ответами ухаживающих лиц на анкету в 54 месяца. В противоположность этому связь между частотой энуреза и любой из этих неблагополучных ситуаций, была слабой, за исключением «поддержки партнеров» и «дефектов жилья». Эти первоначальные результаты приводят нас к мысли, что оценка из выборки 1 не может быть слишком ошибочной.

В таблице II показаны оценки распространенности НчЭ в популяции (<2 мокрых ночей в неделю) и НЭ для каждой из трех выборок. Оценки из выборок 1 и 2 согласуются, и хотя частота в выборке 3 незначительно ниже, рассмотрение стандартных ошибок предполагает согласованность между тремя оценками. Таблица II показывает очевидное снижение с возрастом ночного недержания мочи при НчЭ и НЭ. Общий показатель распространенности снизился с 30% в 54 месяца до 9,5% в 115 месяцев, причем снижение является наиболее выраженным между 54 и 65 месяцами. Зарегистрированная частота НЭ была ниже, чем для НчЭ, снизилась с 8,5% в 54 месяца до 1,5% в 115 месяцев.

На рисунках 1 и 2, представляющих всю когорту (выборка 3), показаны гендерно-специфические показатели распространенности НчЭ и НЭ, соответственно. Наивысшие показатели распространенности были у мальчиков во всех возрастных группах до 115 месяцев, как для НчЭ, так и НЭ. Профили и темпы сокращения, по-видимому, сопоставимы у мальчиков и девочек.

Таблица III показывает характер НчЭ и НЭ в каждый момент времени по отношению к предыдущей точке времени. Наибольшая степень стабильности (сохраняя DSM-IV) во всех временных точках наблюдалась у детей с НЭ (67,2-71,2%), по сравнению с НчЭ (46,1-52,7%). У детей с НЭ 22,7-30% ухудшилось от НчЭ, и лишь небольшой процент (5,5-11%) имели рецидив после сухих ночей в предыдущей точке времени. Для НчЭ степень рецидива после сухих ранее ночей была относительно высокой (34,3-41%), в то время как небольшой процент (11,3-16,4%) пациентов с НЭ продемонстрировали улучшение в предыдущей момент времени.

Рисунок 3, построенный по выборкам, в зависимости от анкеты (выборка 1), показывает соотношение дневного недержания мочи (любой частоты) в каждой из четырех групп, относительно пола и степени тяжести энуреза. Процент в целом снизился с возрастом. НчЭ был наименее распространенным у мальчиков. Имелось резкое снижение частоты НЭ у девочек к 115 месяцам, хотя к этой точке имелось лишь несколько случаев (n=32).

Рисунок 4, также построенный по выборкам, в зависимости от анкеты, показывает частоту не моносимптоматического энуреза в трех временных точках в каждой из четырех групп, относительно пола и степени тяжести энуреза. Среди детей с НчЭ не-моносимптоматическая форма встречалась относительно редко. При НЭ в предыдущие годы (54 и 78 месяцев) 35% детей мужского и женского пола имели не-моносимптоматическую форму. В более позднее время (115 месяцев) оказалось, что только мальчики по-прежнему имели такую высокую долю поли-симптоматической формы.


Таблица I. Взаимосвязь между неблагоприятными условиями во время беременности и (i) ответами на анкету в 54 месяца, (ii) энурезом в 54 месяца. Если не указано иное, то все значения представляют собой количество детей, с процентами в скобках.

Ответ на анкету в 54 месяца

Недержание мочи в 54 месяца

Ответ

Отсутствие ответа

x2; p

Сухо

Нечасто (<BDSM-IV)

BDSM-IV

x2; p

Раннее родительство

521 (5,4)

606 (13,7)

279,53; <0,001

363 (5,4)

114 (5,5)

44 (5,5)

0,31; 0,985

Адекватность жилья

513 (5,5)

476 (11,9)

170,83; <0,001

374 (5,7)

90 (4,4)

49 (6,3)

5,68; 0,059

Базовые удобства жилья

242 (2,6)

156 (4,1)

21,61; <0,001

186 (2,9)

39 (1,9)

17 (2,2)

5,62; 0.060

Дефекты жилья

1048 (11,2)

469 (12,3)

3,22; 0,073

680 (10,3)

266 (13,1)

102 (13,0)

14,96; 0,001

Образование

1147 (12,4)

628 (19,6)

101,29; <0,001

821 (12,6)

224 (11,1)

102 (13,1)

3,61; 0,164

Финансовые трудности

780 (8,7)

424 (13,7)

64,73; <0,001

529 (8,4)

179 (9,2)

72 (9,7)

2,12; 0,347

Статус партнера

181 (1,9)

168 (4,4)

65,52; <0,001

123 (1,9)

38 (1,9)

20 (2,6)

1,73; 0,421

Привязанность партнеров

1056 (11,8)

514 (16,9)

51,99; <0,001

716 (11,4)

237 (12,3)

103 (13,8)

4,12; 0,127

Жестокость партнера

450 (5,2)

265 (8,0)

33,87; <0,001

295 (4,9)

107 (5,8)

48 (6,6)

5,40; 0,067

Размер семьи

103 (1,1)

113 (3,0)

58,28; <0,001

62 (0,9)

28 (1,4)

13 (1,7)

5,22; 0,073

Основные семейные проблемы

137 (1,4)

116 (2,6)

24,30; <0,001

98 (1,5)

23 (1,1)

16 (2,0)

3,35; 0,187

Психопатология матери

2209 (23,9)

1184 (31,3)

75,22; <0,001

1521 (23,5)

481 (24,1)

207 (26,9)

4,23; 0,120

Токсикомания

491 (5,2)

251 (6,1)

5,37; 0,020

321 (4,8)

116 (5,6)

54 (6,8)

6,81; 0,033

Проблема с преступностью и полицией

197 (2,3)

157 (4,7)

50,39; <0,001

130 (2,1)

49 (2,6)

18 (2,5)

1,72; 0.424

Преступные убеждения

18 (0,2)

13 (0,4)

3,19; 0,074

15 (0,2)

2 (0,1)

1 (0,1)

1,52; 0,467

Поддержка партнера

1033 (11,5)

539 (17,6)

76,65; <0,001

678 (10,7)

244 (12,5)

111 (14,6)

12,99; 0,002

Эмоциональная социальная сеть

458 (5,0)

253 (7,9)

37,14; <0,001

316 (4,9)

105 (5,3)

37 (4,8)

0,547; 0,761

Практическая социальная сеть

555 (6,0)

384 (12,0)

119,57; <0,001

388 (6,0)

129 (6,5)

38 (4,9)

2,43; 0,297



Таблица II. Оценочные (суммарные) показатели распространенности в пяти временных точках для НчЭ и НЭ с использованием трех выборок. В скобках указаны значения стандартной ошибки оценки распространенности.

Точка времени (месяцы)

54

65

78

91

115

НчЭ

Выборка 1; n= варьирует*

21,6 (0,42)

16,2 (0,39)

15,6 (0,39)

12,8 (0,37)

8,2 (0,31)

Выборка 2; n=10 818

21,6 (0,42)

16,2 (0,38)

15,6 (0,44)

12,6 (0,35)

8,1 (0,32)

Выборка 3; n=13 973

21,3 (0,44)

15,6 (0,36)

15,0 (0,42)

11,8 (0,34)

7,7 (0,30)

НЭ

Выборка 1; n= варьирует*

8,4 (0,28)

6,0 (0,25)

4,0 (0,21)

2,6 (0,18)

1,5 (0,14)

Выборка 2; n=10 818

8,9 (0,29)

5,9 (0,25)

3,9 (0,40)

2,7 (0,18)

1,7 (0,14)

Выборка 3; n=13 973

8,3 (0,29)

5,4 (0,24)

3,6 (0,41)

2,4 (0,16)

1,5 (0,15)

Варьируется размер выборки 1 = 9561, 8919, 8469, 8194 и 7754



Рисунок 1. Гендерно-специфические показатели распространенности НчЭ (<2 мокрых ночей в неделю).


Рисунок2. Гендерно-специфические показатели распространенности НЭ (критерии DSM-IV).

 

Таблица III. Состав категорий НчЭ и НЭ в каждый момент времени по отношению к предыдущей точке времени. Значения указаны в процентах.

Точка времени (месяцы)

65

78

91

115

НчЭ

Улучшение по DSM-IV (от предыдущей временной точки)

16,4

13,0

11,3

12,5

Осталось прежним (как предыдущая временная точка)

49,3

46,1

52,7

49,6

Рецидив после сухости (в предыдущую временную точку)

34,3

41,0

36,0

37,9

НЭ

Осталось прежним (как предыдущая временная точка)

68,3

71,2

67,2

69,0

Ухудшение после нечастого энуреза (от предыдущей временной точки)

22,7

23,4

26,1

30,0

Рецидив после сухости (в предыдущую временную точку)

9,0

5,5

6,7

11,0



Рисунок 3. Показатели ассоциированного дневного недержания мочи (любой частоты) среди детей мужского и женского пола с НчЭ и НЭ.


Рисунок 4. Частота не-моносимптоматического энуреза среди детей мужского и женского пола с НчЭ и НЭ.

 

Обсуждение

Исследование ALSPAC является крупным и всеобъемлющим эпидемиологические исследованием, проводимом в Бристоле – городе, который является достаточно репрезентативной популяцией Великобритании в целом/ Для изучения распространенности детского энуреза были выбраны и изучены пять моментов времени от 54 до 115 месяцев, со ссылкой на три набора данных: (1) отдельные выборки, которые ответили на каждый из опросных листов; (2) выборка, которая ответила, по крайней мере, на один из опросных листов; и (3) полная когорта детей/близнецов, живых в возрасте 1 года. Хотя выборка 3 продемонстрировала немного более низкие показатели, чем две другие, имеется мало доказательств того, что имеется ошибка между ответившими и не ответившими на анкеты.

Существует явное свидетельство того, что частота энуреза (любой степени тяжести) снижается с течением времени. Хотя частота была наиболее выражена между 54 и 65 месяцами, общее снижение составило от 30% в 54 месяца до 9,5% в 115 месяцев. Эта степень снижения энуреза, как представляется, полностью соответствует проведенным ранее эпидемиологическим исследованиям, хотя показатели распространенности получились несколько выше, чем в сопоставимых исследованиях. Например, Ферхюльст и соавт. сообщили о снижении частоты  энуреза, по крайней мере, один раз в месяц, с 17% в 4 года до 7,6% в 9 лет; Енг и соавт. сообщили о снижении частоты энуреза не реже одного раза в 3 месяца с 16,1% в 5 лет до 3,1% в 9 лет; и Чанг и соавт. сообщили о снижении частоты энуреза, по крайней мере, один раз в 6 месяцев, с 14% в 6 лет до 5% в 9 лет. Энурез, очевидно, остается одним из наиболее распространенных хронических заболеваний детского возраста.

Хотя три предыдущих обзора сообщали о показателях распространенности с использованием двух различных категорий, это было первое исследование для классификации с учетом того, соответствует или не соответствует сообщенная тяжесть энуреза опубликованному (DSM-IV) определению энуреза. Это в свою очередь привело к классификации на НЭ и НчЭ. Недавно стандартизированная терминология, к сожалению, не в состоянии сделать какие-либо различия между теми, кто мочится в постель часто или редко. Дети с НЭ имеют важное клиническое значение. Более вероятно, что такие дети будут обращаться за получением клинических услуг, и именно для этой группы проводят эмпирические разработки для оценки эффективности лечебных вмешательств. Показатели распространенности для лиц с НЭ снижаются достаточно регулярно в течение долгого времени примерно с 8,5% в 4½ года приблизительно до 1,5% в 9½ лет. Этот показатель не отличается от наблюдаемого Chiozza и соавт. у детей в итальянской популяции, которые квалифицируются как имеющие НЭ по DSM-IV.

Во всех возрастных группах было меньше детей, удовлетворяющих критериям НЭ, чем НчЭ, что подтверждает сделанные ранее выводы. Состав в каждой временной точке по сравнению с предыдущей показывает, что дети с НЭ, скорее всего, имеют эту проблему в течение всего детства, по сравнению с теми, кто страдает НчЭ. Дети, с рецидивами энуреза чаще имеют интермиттирующее недержание, чем НЭ, опять-таки, иллюстрируя большую степень «текучести» по отношению к НчЭ, по сравнению с НЭ. Интересно, что в популяции из Гонконга Йенг и соавт. обнаружили, что после 10 лет дети с тяжелыми формами энуреза (те, кто мочится в постель > 3 раз в неделю) составляют на сегодняшний день наибольшую долю тех, кто мочиться в постель. Оказывается, что дети с тяжелой формой энуреза продолжают иметь проблемы на протяжении всего детства.

Во всех возрастных группах и при любой степени тяжести (НчЭ и НЭ) показатели распространенности энуреза были выше у мальчиков, чем у девочек, что согласуется с другими эпидемиологическими исследованиями. Форма кривой и темпы падения были идентичны для обоих полов. Дети с сопутствующим дневным недержанием  мочи считаются клинически более сложными, чем дети с изолированным энурезом. Процент таких детей, в целом, снижается с возрастом до 115 месяцев. Хотя кажется, что девочки с НчЭ и НЭ страдают сопутствующим дневным недержанием, мальчики с НчЭ лишь в редких случаях имеют сопутствующее дневное недержание.

Уже в течение некоторого времени энурез рассматривается как неоднородное понятие. Различение моносимптоматического (без признаков гиперактивности мочевого пузыря) и не моносимптоматического (с признаками гиперактивности мочевого пузыря) энуреза оказалось особенно клинически полезным. Следует отметить, в этом исследовании был отмечен очень низкий уровень не моносимптоматического энуреза среди детей с НчЭ, по сравнению с  НЭ. Среди детей с  НЭ в предыдущие годы (54 и 78 месяцев) 35% мальчиков и девочек имели не моносимптоматическую форму, что соответствует отчетам  Ватанабе и соавт. и Батлер и соавт. . Таким образом, оказывается, что дети с тяжелыми формами энуреза представляют более сложную форму заболевания и, в соответствии с выводами Енг и соавт., также, вероятно, окажутся более резистентными к лечению.

Более ранние эпидемиологические обследования в разных странах мира показали, что высокий показатель распространенности энуреза и устойчивые темпы снижения соответствуют созреванию ребенка. Более поздние исследования указывают на то, что снижение показателей распространенности с возрастом во многом объясняется тем, что купируется НчЭ. Теперь очевидно, что есть группа детей с тяжелым и сложным (не моносимптоматическим) энурезом, который может сохраняться в детстве и в подростковом возрасте. НчЭ остается проблемой для детей и родителей и требует стратегии поддержки и контроля с целью повышения эффективности процесса по отношению к сохранению сухости. Дети с тяжелым энурезом без лечения от него не избавятся. Дети в возрасте 4½ лет с НЭ, которые проявляют признаки не- моносимптоматического энуреза, могут быть идентифицированы и требуют соответствующего терапевтического вмешательства, чтобы облегчить эту проблему как можно скорее.

Благодарности

Мы чрезвычайно благодарны всем семьям, которые приняли участие в этом исследовании, акушерам за помощь в их привлечении и всей команде ALSPAC, которая включает в себя интервьюеров, программистов и лаборантов, офисных работников, ученых-исследователей, волонтеров, менеджеров, секретарей и медсестер. Британский Медицинский исследовательский совет, Wellcome Trust и Университет Бристоля обеспечили основную поддержку ALSPAC. Данная публикация является работой авторов, которые также служат в качестве гарантов содержания этого документа. Это исследование специально финансируется за счет гранта от Фонда большой лотереи и было проведено в сотрудничестве с благотворительным фондом ERIC (Образование и ресурсы для детей с энурезом). Мы также благодарны Leeds Primary Care Trust и Leeds Mental Health Trust Library за их поддержку и помощь в ходе этого исследования.

  1.  American Psychiatric Association. Diagnostic and statistical manual of mental disorders (DSM-IV), 4th ed. Washington D.C.: American Psychiatry Press; 1995.

  2. Joinson CJ, Heron J, Emond A, Butler RJ. Psychological problems in children with bedwetting and combined (day and night) wetting: a UK population-based study. J Pediatr Psychol 2007;32:605_16.

  3. Butler RJ. Impact of nocturnal enuresis on children and young people. Scand J Urol Nephrol 2001;/35:/169_76.

  4. Shaffer D. The development of bladder control. In: Rutter M, editor. Scientific foundations of developmental psychiatry. London: Heinemann; 1980. p. 129_37.

  5. Jarvelin MR, Moilanen I, Kangas P, Moring K, Vikevainen- Tervonen L, Huttunen N-P et al. Aetiological and precipitating factors for childhood enuresis. Acta Paediatr Scand 1991; 80: 361 _ 9.

  6. Verhulst FC, van der Lee JH, Akkerhuis GW, Sanders- Woudstra JA, Timmer FC, Donkhorst ID. The prevalence of nocturnal enuresis: do DSM III criteria need to be changed? J Child Psychol Psychiatry 1985;/26:/989_93.

  7. Chiozza ML, Bernardinelli L, Caione P, Del Gardo R, Ferrara P, Giorgi PL et al. An Italian epidemiological multicentre study of nocturnal enuresis. Br J Urol 1998; 81(Suppl 3):86_9.

  8. Fergusson DM, Horwood LJ, Shannon FT. Factors related to the age of attainment of nocturnal bladder control: an 8 year longitudinal study. Pediatrics 1986;/78:/884_90.

  9. Bower WF, Moore KH, Shepherd RB, Adams RD. The epidemiology of childhood enuresis in Australia. Br J Urol 1996;/78:/602_6.

  10. Chang P, Chen WJ, Tsai WY, Chiu WN. An epidemiological study of nocturnal enuresis in Taiwanese children. BJU Int 2001;/87:/678_81.

  11. Yeung CK, Sreedhar B, Sihoe JDY, Sit FKY, Lau J. Differences in characteristics of nocturnal enuresis between children and adolescents: a critical appraisal from a large epidemiological study. BJU Int 2006;/97:/1069_73.

  12. Krantz I, Jylkas E, Ahlberg BM, Wedel H. On the epidemiology of nocturnal enuresis: a critical review of methods. Scand J Urol Nephrol Suppl 1994;/163:/75_82.

  13. Butler R, Golding J, Northstone K, the ALSPAC team. Nocturnal enuresis at 7.5 years old: prevalence and analysis of clinical signs. BJU Int 2005;96:404_10.

  14. Hellstrom AL, Hanson E, Hansson S, Hjalmas K, Jodal U. Micturition habits and incontinence in 7 year old Swedish school entrants. Eur J Paediatr 1990;/149:/434_7.

  15. Jarvelin MR, Vikevainen-Tervonen L, Moilanen I, Huttunen NP. Enuresis in seven-year-old children. Acta Paediatr Scand 1988;/77:/148_53.

  16. Neveus T, von Gontard A, Hoebeke P, Hjalmas K, Bauer S, Bower W, et al. The standardization of terminology of lower urinary tract function in children and adolescents: report from the standardisation committee of the International Children’s Continence Society. J Urol 2006;/176:/314_24.

  17. Butler RJ, Holland P. The three systems: a conceptual way of understanding nocturnal enuresis. Scand J Urol Nephrol 2000;/34:/270_7.

  18. Golding J, Pembrey M, Jones R. ALSPAC*the Avon longitudinal study of parents and children: 1. Study methodology. Paediatr Perinat Epidemiol 2001;/15:/74_87.

  19. Butler RJ , Heron J , the ALSPAC study team . Exploring differences between mono and poly-symptomatic nocturnal enuresis. Scand J Urol Nephrol 2006;40:313_9.

  20. Van Buuren S, Boshuizen HC, Knook DL. Multiple imputation of missing blood pressure covariates in survival analysis. Stat Med 1999;/18:/681_94.

  21. Royston P. Multiple imputation of missing values: update. Stata J 2005;/5:/188_201.

  22. Neveus T. Oxybutynin, desmopressin and enuresis.
    J Urol 2001;/166:/2459_62.

  23. Watanabe H, Kawauchi A, Kiramori T, Azuma Y. Treatment system for nocturnal
  24. enuresis according to an original classification system. Eur Urol 1994;/25:/43_50.



Возврат к списку

ЗАГРУЗИТЕ НАШЕ
ПРИЛОЖЕНИЕ

Загрузите мобильное приложение

ЗАГРУЗИТЕ НАШЕ
ПРИЛОЖЕНИЕ

ЦЕНТРЫ ЛЕЧЕНИЯ

Мы рекомендуем обратиться в центр лечения и пройти консультацию у специалистов по всей России.

Узнайте адрес врача
в своем городе

Данный веб-сайт использует cookies. Продолжив просмотр сайта, вы соглашаетесь с политикой cookies.

согласен